Онкогинеколог Павел Сорокин: «Рак шейки матки можно полностью предотвратить»

14.01.2022

Онкогинеколог Павел Сорокин раньше представлял онкодиспансер «очень депрессивным местом» и был уверен, что не сможет стать ни акушером-гинекологом, ни онкологом. Потом он дежурил в роддоме, окончил Высшую школу онкологии и сейчас работает в Московской городской онкологической больнице №62, а еще консультирует пациентов и их близких в онлайн-справочной «Просто спросить».

Что может сделать каждая женщина, чтобы избежать гинекологического рака — шейки матки, эндометрия, яичников? Почему иногда операция не нужна, так как она навредит, и как это грамотно объяснить пациентке? Зачем хирургу надо читать клинические исследования и научные статьи и как работа в онкологии повлияла на отношение к своей жизни?

«Я стал менее восприимчив к рутинным сложностям». О влиянии работы на личную жизнь 

Когда я был еще школьником, прочитал книжку, где герой имел такую привычку: когда в его жизни возникала какая-то проблема, он открывал учебник истории, начинал его читать с любой страницы и понимал, что события в прошлом были намного тяжелее, чем те, с которыми столкнулся он сейчас. И это приносило ему облегчение и помогало найти новые пути решения своих проблем, потому что становилось очевидно, что многие из них надуманные. 

Так и я сейчас — работая онкогинекологом, стал менее восприимчив к каким-то рутинным сложностям, которые возникают в личной жизни. Они не сопоставимы с проблемами, с которыми сталкиваются мои пациенты и переносят их с большим мужеством, храбростью, не теряя веры в жизнь.

Павел Сорокин..jpg


«Онкогинекологические операции меня очень впечатлили». О выборе специальности

В онкогинекологию я пришел не сразу. На первых курсах Омского медицинского университета, где я учился, вообще думал, что никогда не смогу работать акушером-гинекологом или онкологом.

Я считал, что онкология связана с большим горем пациентов — и очевидно, что это так. Но то, что зависит от врача, в ряде случаев помогает человеку справиться с заболеванием, и сейчас я понимаю это. А тогда представлял онкодиспансер очень депрессивным местом.  

Вскоре один из моих одногруппников прошел там практику и сказал: «Ничего подобного». Туда начал ходить я, ассистировал хирургам — онкогинекологические операции меня очень впечатлили, они показались гораздо изящнее, чем те, что я видел в гинекологических отделениях. Мне давали делать этапы операций, а на 6 курсе под контролем опытного доктора я провел операцию по удалению матки.

Затем я решил стать акушером-гинекологом, какое-то время дежурил в роддоме, выиграл грант на обучение в ординатуре по этой специальности и уехал учиться в Москву, но понял, что все-таки это не то, чем бы я хотел заниматься всю жизнь. В акушерстве всё происходит внезапно, сложно что-то планировать наперед, плюс изматывающий график с регулярными ночными дежурствами. Я понимал, что в таком режиме выгорание у меня произойдет достаточно быстро.

В этот момент случайно узнал про Высшую школу онкологии (грантовую программу Фонда «Не напрасно»), подал заявку, прошел отбор и переехал на два года в Питер — учиться онкологии в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова. Каждый день я узнавал что-то новое, получил колоссальный опыт и друзей. До сих пор вспоминаю годы ординатуры в институте Петрова с теплотой. 

Никогда нельзя быть категоричным — это один из уроков, который я усвоил из этой истории. Все меняется, и то, что казалось неприемлемым раньше, может оказаться очень приемлемым в другое время.  


«Надо понимать, на что мы можем повлиять, а на что нет». О профилактике гинекологического рака

Каждый из нас умрет по какой-то причине, и бояться, что однажды разовьется, например, рак яичника, — это не самый правильный способ коротать свое свободное время. Поэтому, мне кажется, надо понимать, на что мы можем повлиять, а на что нет.

К примеру, повлиять на то, чтобы на встречку не вылетел КАМАЗ, мы не можем, но можем быть в машине пристегнутыми, включать фары, менять вовремя резину — то есть делать все, чтобы снизить вероятность аварии. Это относится и к профилактике рака.  



  • Что касается гинекологического — то для профилактики рака шейки матки существует несколько эффективных мер. Главные — вакцинация от вируса папилломы человека и скрининг. Это очень важно, потому что этот вид рака полностью предотвратим, в отличие от рака эндометрия (матки) или рака яичников, для которых не существует эффективных методов скрининга. Важно влиять и на факторы риска, в частности, пользоваться барьерной контрацепцией — это снизит риск заразиться ВПЧ. 
  • Что касается рака тела матки (эндометрия), главное — следить за индексом массы тела, потому что избыточный вес — это один из основных факторов риска рака эндометрия и связанного с ним сахарного диабета 2 типа.  
  • Что касается рака яичника — то до 25% случаев имеют семейную историю, поэтому если есть случаи рака молочной железы или рака яичников у близких родственников, то стоит получить консультацию медицинского генетика, чтобы определить, есть ли наследственные мутации. 

Хотелось бы сказать молодым пациенткам, которые ведут половую жизнь: проходите регулярные обследования у гинеколога — как минимум раз в три года — и сдавайте цитологическое исследование шейки матки.

Пациенткам, у которых есть дети, хотел бы порекомендовать вакцинировать их от ВПЧ. 

Не бойтесь обращаться к врачу, если идет кровь, когда не должна, или «вырос», увеличился в размерах живот. Медицина создана для того, чтобы помогать пациентам, и чем дольше человек терпит, тем хуже может быть результат лечения. 

Да, во многих случаях опухоль настолько агрессивная и быстро растет, что при первых симптомах обнаруживаются уже метастазы, и повлиять на прогноз ранним началом лечения очень сложно. В частности, это касается рака яичника: 70% случаев выявляются на 3-4 стадии, когда уже есть метастазы в брюшной области.  

Ежегодное УЗИ и онкомаркеры в качестве скрининга рака яичника показали не только неэффективность, но даже опасность: если делать регулярное УЗИ, то большое количеств женщин будут прооперированы по поводу доброкачественных образований яичника, которые никак не связаны с раком и не переродятся в него. Любая операция, которая проводится по поводу проблемы, не требующей операции, — это в любом случае риск. Кроме того, ситуация вызывает беспокойство у пациентки и ее близких.


«Гинекологический рак у молодых женщин — за исключением рака шейки матки — это редкие истории». О пациентках   

Обычно запоминаются случаи болезни у молодых пациенток. Наверное, так работает наша память, потому что гинекологический рак у молодых женщин — за исключением рака шейки матки — это редкие истории.   

Одну из таких пациенток мы прооперировали в канун прошлого Нового года. Если честно, я думал, что лечение закончится намного раньше и итог будет гораздо печальнее. А потом как-то иду из одного корпуса в другой, вижу ее и не узнаю: она выглядит намного лучше, «ожила». Я стал выяснять, в чем причины.

Оказалось, что пациентка начала участвовать в клиническом исследовании и получать новые препараты, которые таргетно действуют на опухоль — и опухоль хорошо ответила на лечение, ее взяли под контроль.   

Средний возраст моих пациенток — 60-70 лет. Да, иногда у них бывает ко мне вопрос: «Доктор, вы слишком молодо выглядите, вы уже делали такие операции?». И я отвечаю, что делал — это частая операция, стандартная, безопасная. А если не делал, то честно говорю, что пока такого опыта не было, но я буду оперировать под контролем старшего коллеги, или он будет делать, а я — помогать. Любая операция проводится не одним человеком — всегда есть возможность позвать того, кто опытнее в этом. 


Павел Сорокин_операция.jpg 


«Найти метод лечения, который поможет конкретному пациенту». О главных навыках онколога 

Оперировать — если без пафоса — можно научить практически любого. Как бы не хотели некоторые хирурги сказать, что это что-то эксклюзивное и чрезвычайно сложное, но глобально — это навык, который при должном упорстве может освоить любой человек. 

Есть виды опухолей, где операция становится окончательным видом лечения, но иногда она может сделать для пациента очень мало — не принести никакой пользы и даже ухудшить качество жизни. Поэтому основная задача врача-онколога — найти метод лечения, который поможет конкретному пациенту. 
Именно для этого необходимо читать и анализировать медицинскую литературу и исследования — чтобы найти аргументированные ответы, а не просто говорить: «Кому-то помогло, кому-то нет», иначе одни пациенты будут перелечены, а другие не получат то лечение, которое им необходимо. В этом анализе, на мой взгляд, основной интерес онкологии.  

К примеру, самая частая ситуация, с которой мы сталкиваемся, — рак шейки матки IIB стадии, когда опухоль уже вышла за пределы органа. Несмотря на то, что это вторая стадия, которая при большинстве видов рака лечится хирургически, при раке шейки матки операцию проводить бессмысленно — пользу пациенту она не принесет, наоборот — ухудшит качество жизни, а лучевая терапия все равно потребуется.

Часто нас спрашивают: «Доктор, а почему вы не делаете операцию?». Приходится в этот момент прибегать к знаниям исследований, чтобы объяснить, что лучевая терапия перед операцией предпочтительна, более эффективна. Хотя кажется, что удалить рак эффективнее, чем его облучить. 

Выступление в ESMO.jpg
   
Или другой пример: рак метастазирует в лимфоузлы, и кажется, что если их удалить, то результат лечения будет лучше. Но проведенные исследования показывают, что такая логика не срабатывает в реальной жизни, что удаление лимфоузлов при многих заболеваниях не влияет на общую выживаемость. При этом это травматичная операция: в частности, удаление лимфоузлов в малом тазу может приводить к лимфатическим отекам ног.  

Был придуман метод биопсии сторожевого (сигнального) лимфоузла. Идея его в том, что в опухоль или в ткани рядом с ней вводится краситель, который накапливается в только в тех лимфоузлах, в которые опухоль может метастазировать.
Эта методика позволяет удалить один или несколько лимфоузлов, в которых метастазы наиболее вероятны, а не все лимфоузлы в этой области — и это большое благо для пациента. 

Анализ медицинской литературы, написание научных статей, общение с пациентами — эти навыки я получил на занятиях в ВШО.


«Я должен сделать все, чтобы человек получил ответы на свои вопросы». Об общении с пациентами

Сложно уйти из больницы, когда ты не уделил человеку столько внимания, сколько ему требуется. Ведь, скорее всего, он впервые сталкивается с онкологическим заболеванием, и по масштабу важности этого события я понимаю, что должен сделать все, чтобы пациент получил ответы на все свои вопросы. 

Если у меня нет времени в конкретный момент, прошу отложить разговор до завтра и подготовиться к нему — для этого прошу пациентку записать все вопросы, которые ее волнуют, чтобы ничего не забыть при разговоре. У нас в отделении есть комната, где с пациентом можно уединиться и обсудить все наедине, без посторонних — это очень важно.  

Говорить плохие новости всегда дискомфортно, и остановить лечение очень сложно, но такие судьбоносные решения принимаются только консилиумом врачей, чтобы избежать субъективности. Врач боится, что в глазах пациента он будет выглядеть виноватым в этой ситуации, хотя, конечно, это не так. Но есть определенные протоколы разговоров на неудобные темы — со знанием этих алгоритмов становится намного проще. 

Важно преподнести эту информацию не как «Мы вас не будем лечить», а объяснить, что наши возможности ограничены и лечение только ухудшит качество жизни, но при этом продлит ее незначительно. Поэтому, возможно, есть смысл рассмотреть вариант симптоматической терапии, которая позволит вам чувствовать себя намного лучше и продлит жизнь за счет этого. 


«Какой анализ может потребоваться и какие вопросы задать врачу». О справочной «Просто спросить» 

Также уже два года я консультирую в онлайн-справочной «Просто спросить» и объясняю, к какому врачу обратиться, какой анализ может потребоваться, как наблюдаться после лечения, какие вопросы задать онкологу. 

К сожалению, не всегда наши рекомендации легко выполнимы: пациенту из небольшого города, скорее всего, будет сложно пройти генетическое секвенирование на BRCA-мутацию, чтобы выявить синдром наследственного рака молочной железы и яичника. Не везде может быть нужное оборудование для генетического секвенирования, плюс не все анализы можно сделать бесплатно — какие-то из них достаточно дорогие. Но надеюсь, что моя помощь полезна.

Конечно, как и любой человек, я устаю. Единственное, что позволяет сохранить бодрость духа после напряженной рабочей недели, — два выходных впереди. Но с профессией мне повезло. Когда ты 17-18 летний молодой человек, и тебе предстоит выбор, чем заниматься в жизни, сложно какой-то адекватный выбор сделать — я это вижу по многим людям, которые выбрали свою специальность не потому, что у них к ней душа лежит.
 

И вот я очень счастлив тому, что, во-первых, то, чем я занимаюсь, доставляет мне искреннее удовольствие, а, во-вторых, когда я просыпаюсь, у меня нет мысли, что опять нужно идти на работу — в то место, где я сейчас работаю, иду с радостью. И это чувство, на мой взгляд, испытывают немногие люди. Мне повезло. 


Полезные материалы о заболеваниях шейки матки:

Рак шейки матки.png

  • Хороший, плохой, злой: доброкачественные заболевания шейки матки

Какие заболевания шейки матки не приводят к раку и в каком случае их нужно лечить? Подробнее

  • Хороший, плохой, злой: что такое рак шейки матки

Почему развивается рак шейки матки (РШМ), как и когда обследоваться, чтобы его не пропустить, а также чем скрининг РШМ может навредить? Подробнее   

  • Хороший, плохой, злой: какие прививки защитят от рака шейки матки

Главная причина развития рака шейки матки — вирус папилломы человека (ВПЧ), с которым сталкивалось большинство людей. Хорошая новость в том, что есть вакцины, защищающие от онкогенных штаммов ВПЧ. Что это за вакцины? Кому они нужны и когда стоит сделать прививку? Подробнее



Важные контакты: 

Фонд Не напрасно.png

  • Чтобы узнать, есть ли у вас предрасположенность к разным видам онкозаболеваний, пройдите бесплатный тест «Скрин» — систему персональных рекомендаций по профилактике рака. Это простое тестирование, в котором вы отвечаете на вопросы о поле, возрасте, образе жизни, заболеваниях у близких родственников, а затем на основании ответов алгоритм системы составляет для вас план профилактики онкологических заболеваний и дает подробную информацию о необходимых обследованиях.
  • Если вы или ваш близкий столкнулись с онкологическим заболеванием и нуждаетесь в помощи эксперта, заполните заявку на сайте бесплатной онлайн-справочной «Просто спросить». Специалист поможет узнать больше о диагнозе, корректности назначенной схемы лечения и необходимых обследованиях.  


Поделиться с друзьями

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой записи

Оставить комментарий

Другие статьи по теме
Новые материалы