Не навреди: как целевой прием повлияет на обучение в ординатуре

1231

В начале марта Правительство РФ изменило порядок приема в ординатуру: 48 из 85 специальностей ординатуры стали целевыми. В список попали и образовательные программы для онкологов. Теперь будущие врачи-онкологи смогут поступить в ординатуру только по целевому направлению. 

Чем эта система отличается от советского распределения? При чем тут дефицит региональных врачей? И к чему теперь готовиться медикам, собирающимся в ординатуру? Отвечаем на эти и другие вопросы вместе с Глебом Кондратьевым, заведующим учебной частью кафедры онкологии, детской онкологии и лучевой терапии Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета, Павлом Брандом, неврологом и кандидатом медицинских наук, и Вадимом Гущиным, хирургом-онкологом клиники Mercy в Балтиморе (США).

Кадры решают

Ординатура — образовательная ступень, следующая после медицинского вуза. Медики идут в ординатуру, чтобы освоить узкую специальность, например, онкологию. Постдипломное образование стоит дорого — около 600 тысяч рублей за два года. Ординатор не платит за учебу, если поступил на бюджетное или целевое место. Во втором случае студента в ординатуру направляет медицинское учреждение.  Будущий ординатор сам ищет заказчика целевого обучения — больницу — и может выбрать, с кем ему сотрудничать. Обязанность больницы — предоставить ему рабочее место, а обязанность выпускника — отработать там несколько лет. 

Студент, региональная организация и вуз заключают договор, который будет расторгнут, если не соблюдать условия. Это может произойти, например, если ординатора отчислили или он отказался работать в учреждении, направившем его в ординатуру. В этом случае студенту грозит штраф — сумма, потраченная на его обучение, вместе с компенсацией за использование образовательных ресурсов вуза от библиотеки до научного оборудования, — говорит Глеб Кондратьев.  
По словам Кондратьева, новое распоряжение — часть большой государственной программы, призванной обеспечить регионы врачами. Согласно данным РБК, в конце 2018 года регионам не хватало около 100 тыс. врачей и среднего медицинского персонала. Глеб Кондратьев уточняет, что больше всего во врачах нуждается первичное звено — поликлиники.

Целевой порядок приема в ординатуру для будущих врачей-онкологов означает то же самое, что и для всех остальных ординаторов:

Выпускник должен отработать несколько лет в месте, которое направило его в ординатуру, например, в поликлинике, региональном онкологическом центре или диспансере. Зачастую без возможности выбора профиля-направления — на амбулаторном приеме. Получается, что наша задача — подготовить онколога амбулаторного звена, владеющего знаниями по всем опухолевым процессам, но не являющегося абсолютным профи в какой-то одной области, — поясняет Глеб Кондратьев.
 dd-MmQYw4Ak.jpg

Глеб Кондратьев

Кот в мешке

Какие недостатки эксперты видят в целевом наборе? По словам Павла Бранда, студент-медик теперь не всегда сможет попасть именно туда, куда стремится: 

Например, человек хочет стать офтальмологом, а места есть только на хирурга. Остается искать ординатуру, где есть места, только она может оказаться в другом городе, придется переезжать, — говорит Павел.
Целевое обучение за счет бюджетных средств направлено на подготовку кадров государственных учреждений. По мнению Павла Бранда, позиция государства вполне понятна, но ставит под удар клиники, у которых своих целевиков не будет:  
Логично, что государство хочет платить только за тех людей, которые потом будут работать в бюджетной сфере. Но непонятно, что делать тем учреждениям, которые испытают нехватку кадров через год-два. Где они будут брать специалистов, когда все уже распределены под конкретные клиники? Одно дело, если бы у нас был большой избыток ординаторов, и тогда мы переводим всех на целевой набор, чтобы конкретные учреждения готовили себе специалистов. Совсем другое, когда у нас очень серьезный недостаток кадров, и мы таким образом часть учреждений этих кадров лишаем.
Кроме того, Бранд предполагает, что отбор в целевую ординатуру будет скорее всего своеобразным:  

Представьте себе больницу, у которой есть деньги на обучение конкретного специалиста. Дальше в эту больницу приходят люди и говорят главному врачу: «Вот тебе три копеечки, ты, пожалуйста, нашего человечка направь в ординатуру, потому что он очень хороший, он — сын нужного дяди или кого-то из администрации, пускай он учится»

Пока неизвестно, как власть будет предупреждать случаи коррупции и злоупотреблений на местах.

До мартовского распоряжения конкурс на целевые места ординатуры был минимальным или вовсе отсутствовал. По словам Глеба Кондратьева, из-за этого в ординатуру мог попасть совсем не подготовленный к учебе абитуриент. 

Часто кафедра получает кота в мешке, без соответствующей базовой подготовки или с низкой мотивацией к обучению. Выгонять таких ординаторов кафедрам экономически невыгодно, но мы все равно отчисляем тех, кто не показывает высоких результатов в учебе. Мы не держим ординаторов, чтобы выполнить финансовый план или контрольные цифры, нам важно выпустить специалиста, готового работать, — утверждает Кондратьев.

Превратится ли теперь конкурс на целевые места в ординатуру из формального в реальный, тоже не до конца ясно.

 78942286_2624963954265828_7142061624294113280_n.jpg

Павел Бранд

На местах без изменений

Получается, что государство теперь будет распределять врачей по регионам. Глеб Кондратьев считает, что при грамотной организации процесса и обеспечении социальными гарантиями качество жизни врачей станет лучше. Но добавляет, что исполнение этих условий будет зависеть от региона и профессионализма местных чиновников.

Однако Павел Бранд полагает, что условия работы врачей на местах как раз оставляют желать лучшего, и именно это в первую очередь нужно менять.  

Реформы должны быть направлены на то, чтобы человеку было выгодно идти работать в ту отрасль, в которой он учился. Речь идет, прежде всего, о конкурентной зарплате. Должна быть дифференциация между теми специальностями, на которые идут охотнее (например, гинекология), и теми специальностями, куда идут реже (фтизиатрия). Если в отрасли есть недостаток специалистов, ординатуру нужно сделать бесплатной. А ординатура по тем специальностям, на которых врачей слишком много, должна быть платной, — заключает Бранд.

«Образование — это не диплом»

В сфере постдипломного образования врачей есть и другие проблемы, возможно, даже более важные. Например, качество этого образования. По словам Кондратьева, подготовить онкологов и детских онкологов за 2 года крайне трудно.  

Эти специальности включают в себя все виды помощи — от профилактики, диагностики, лечения до реабилитации и паллиативного сопровождения. Для того, чтобы стать хирургом-онкологом, надо окончить две ординатуры. Такой же путь и у онкогинеколога, онкоуролога и онкомаммолога, у последнего еще больше, так как речь идет и о пластической хирургии. Будущее за объединенными специальностями. В детской онкологии недавно появилась новая ординатура «детская онкология и гематология»: пока есть только порядок, код специальности и стандарт — без программы. Видимо, в ближайшее время этим и будем заниматься, — полагает Глеб Кондратьев.

По его словам, постдипломное образование врачей еще будет меняться. 

Увеличится количество практических часов.  Изменится срок обучения. В среднем, на сложных направлениях подготовки, таких как онкология, кардиохирургия и нейрохирургия, ординаторы будут учиться 3 года. Кроме того, ординатура станет многоуровневой: разный уровень ординатуры будет давать допуск к разной работе. Условный первый уровень предоставит возможность работать районным онкологом в поликлинике, а третий  — химиотерапевтом в специализированном центре. Эти требования формально уже озвучены и рекомендованы, однако разработка программ еще в самом начале, — объясняет Кондратьев.

Пока непонятно, как именно все эти изменения будут внедряться в практику.

О качестве подготовки ординаторов напоминает и хирург-онколог Вадим Гущин:

Не так важно, кто оплачивает обучение ординатора, важно, какого специалиста мы в итоге выпускаем из ординатуры. Образование — это не диплом и не два года, проведенные в каком-то учреждении. Конечная цель образования — сделать врача безопасным специалистом в своей области, чтобы он мог сразу работать самостоятельно, отвечать за свои действия, приносить пользу лечебному учреждению, при этом не навредить пациенту.

 ad293e2511cdbaaebd587a269bd1461c.jpg

Вадим Гущин

Справка

Тренд на целевое обучение закреплялся в образовании в последние несколько лет. До 2019 года квоты на целевой прием не могли превышать 15% от общего количества бюджетных мест по каждой специальности. Затем появился федеральный закон, согласно которому количество целевых мест рассчитывалось государством в соответствии с потребностями экономики страны.  

Например, в прошлом году 90% бюджетных мест по специальности «Онкология» и 74% мест в детской онкологии были целевыми. А в новом учебном году, согласно распоряжению Правительства от 4 марта 2020 года, все бюджетные места по этим и еще 46 специальностям ординатуры отдадут целевикам. 



Над текстом работали: Саша Васильева, Марина Радченко.



Саша Васильева
Саша Васильева
Поделиться с друзьями
Другие статьи по теме
Новые материалы