От потери до реконструкции: как восстанавливают грудь после мастэктомии

1670

Операция — один из методов лечения рака молочной железы. Врачи удаляют часть груди вместе с опухолью или молочную железу целиком. В этом случае у женщины есть возможность восстановить грудь с помощью еще одной или нескольких операций. 

Узнали у хирургов-онкологов Александра Петрачкова и Дмитрия Красножона, какие методы реконструкции молочной железы применяют в России, чем они отличаются, и от чего зависит выбор способа.

Поговорили с Верой Ковшиковой, которая перенесла мастэктомию и решила восстановить грудь. А также же спросили у психолога Дмитрия Шульшедова, какой должна быть поддержка женщин, которые сейчас проходят через эти операции.

Новые операции

Очень часто, когда опухоль одна и ее можно вырезать без удаления большей части железы, врачи так и поступают. В этом случае назначают лучевую терапию, чтобы снизить риск рецидива.

Хирург-онколог, резидент Высшей школы онкологии Александр Петрачков приводит основные критерии для выполнения мастэктомии: 

  • Несколько опухолевых очагов, особенно в разных анатомических сегментах молочной железы.
  • Распространенный неинвазивный рак. Он резко увеличивает риск инвазивного с худшим прогнозом. Альтернатива в этом случае — облучение молочной железы.
  • Желание пациентки. Например, она хотела бы избежать лучевой терапии (и ее конкретный случай это позволяет). 
  • Наследственные мутации, которые повышают риск развития РМЖ.

— Стадия заболевания тоже важна. Если размер опухоли большой, как правило, нужно удалять большое количество тканей, и железу редко удается сохранить. Однако мастэктомию проводят и на ранней стадии рака. В этом случае мы можем удалить железу, сохранив всю кожу, сосок и сразу сделать реконструкцию, установив имплант, — добавляет Александр.

Этот способ называется одномоментной реконструкцией. Есть и отсроченная реконструкция — ее проводят спустя время после мастэктомии. По словам Петрачкова, второй вариант встречается чаще. На выбор времени для реконструктивной операции могут влиять несколько факторов. В случае, когда после мастэктомии женщине необходимо другое лечение, например, химиотерапия, реконструкцию отложат.
— Если проводится лучевая терапия, то реконструкцией желательно заниматься не раньше, чем через год после лечения. Иначе можно получить много осложнений, например, протрузию, когда имплант «продавливает» кожу на месте шва, — поясняет хирург-онколог, маммолог, кандидат медицинских наук Дмитрий Красножон.
Не всегда женщина знает, что есть  возможность восстановить молочную железу сразу после мастэктомии. И не всегда врач, к которому конкретная женщина обратилась, умеет проводить такие операции. По словам Александра Петрачкова, среднестатистический оперирующий маммолог не делает реконструкции.
— Кроме того, люди, как правило, сразу хотят избавиться от болезни и не хотят дополнительных рисков. А когда лечение позади, и женщина привыкла к жизни с этим диагнозом, тогда она решает восстановить грудь, — добавляет Александр.
Технически отсроченная реконструкция не сложнее, чем одномоментная. Однако получить более эстетически выигрышный результат сложнее.
— Форма, размер и вид железы после отсроченной реконструкции будут различаться. Хирург по-разному ведет процедуру мастэктомии в зависимости от того, планирует он сейчас ее восстановить или нет: не оставляет избытка кожи, не сохраняет суммамарную складку, которая потом добавляет эстетики, делая железу более похожей на здоровую, — заключает Александр Петрачков.
Как и любое оперативное вмешательство, реконструктивная операция сопряжена с рисками. Среди возможных осложнений: кровотечение, инфекция, некроз трансплантированных тканей, как следствие, дополнительные операции.

Нет органа — нет проблемы

Вера Ковшикова перенесла рак молочной железы и мастэктомию, сейчас восстанавливает грудь и ведет страничку @future_breast, посвященную теме реконструкции  молочной железы после удаления. 

О болезни Вера рассказывает буднично:

— Нашли опухоль, пошла лечиться — ничего особенного. Я отношусь к диагнозу «рак» без истерической паники. Это не самое страшное в жизни. Мой самый большой страх — потерять собственного ребенка. Такое несчастье случилось с моей близкой подругой: ее дочь 9 лет назад умерла. Оторвался тромб. Я горевала вместе с подругой, потому что ее дочь была мне как родная. Кроме того, на тот момент меня занимали другие проблемы: мы с мужем собирались разводиться. К слову, мы до сих пор вместе.
Грудь решили удалить. А во время операции обнаружили вторую опухоль, очень маленькую. После мастэктомии назначили лучевую терапию, а затем — гормональную.
— Если меня, как пациента, спросят, что лучшее — сохранить грудь или удалить ее, я скажу, что удалить. Нет органа — нет проблемы. Я, в первую очередь, за здоровье. Лежать в гробу, хоть и с красивой грудью, мне не хочется. 
Самым тяжелым этапом лечения Вера считает не операцию и облучение, а первые полгода приема гормональной терапии:
— Я вела себя неадекватно: могла улыбаться, а через 5 минут рыдать. Я не понимала, что происходит, думала, что схожу с ума. То, что это гормональные перестройки, и от меня ничего не зависит, я поняла только месяца через два. Муж молчал и терпел. А я училась себя контролировать, чтобы не срываться в истерики и не обвинять весь мир в своих проблемах. Мой принцип: не можешь изменить ситуацию, меняй отношение. По-другому не получится.

Большое потрясение

Дмитрий Шульшедов, психолог-консультант проекта «Ясное утро», оказывающего поддержку людям с онкозаболеваниями, рассказал, с какими психологическими трудностями сталкиваются женщины после удаления груди, и что может помочь принять себя в новых условиях:

— Мастэктомия — большое потрясение для женщины. Безусловно, разные женщины будет переживать его по-разному, но безболезненно этот этап, как правило, не проходит.
Очень важна в этот момент поддержка близких. К сожалению, культура поддержки у нас развита слабо, потому часто в ответ на рассказ о проблеме можно услышать: «Все будет хорошо! Грудь в конце концов не нога!» Иногда близкие и вовсе избегают обсуждения болезненных тем. 

Здесь есть страх окунуться в эту боль. Быть свидетелем переживаний родного человека — тоже очень тяжело. По хорошему, близким заболевшего тоже нужна поддержка. Человек в кризисной ситуации, в свою очередь, не всегда осознает свои эмоции  или не понимает, как выразить свои чувства, и вместо этого может обижаться или злиться. Как поддержать? Быть рядом в тяжелый момент, пойти вместе к врачу, быть готовым  выслушать все, что скажет человек, не перебивая и не пытаясь приободрить. Заверить: «Я буду рядом и помогу, что бы ни случилось».

Не всегда есть близкие, готовые помочь, поэтому важно поддерживать себя самостоятельно. Самое время вспомнить свои интересы и цели, которые были до болезни или пересмотреть их. 

Принятие себя и своего состояния — не быстрый процесс. Эмоций может быть очень много: можно грустить, но также можно смеяться над шутками. Помнить, что вы — больше, чем ситуация, которая с вами произошла.  Осознать, что болезнь — не конец жизни, а другой этап. Мы живём эту жизнь со своими хрупкими телами, с которыми может случиться все, что угодно. Сложно с этим справляться в одиночку. Женщине в этот период нужна профессиональная психологическая поддержка. 

Как восстанавливают грудь

Есть два основных способа реконструкции груди после мастэктомии. Первый — пластика с использованием имплантов. 

— Реконструкция в этом случае может проходить в один или два этапа. Если своей кожи недостаточно, сначала вставляют временный протез — экспандер, чтобы растянуть кожу и добиться желаемых размеров и формы молочной железы. А после экспандер заменяют на постоянный имплант. Пластика с помощью имплантов технически более простая: нужен только один разрез, значит, не будет большого количества рубцов. Но такая операция, как правило, неэффективна для пациенток, которым облучали молочную железу. Кожа после лучевой терапии изменяется, плохо растягивается, добиться нужного результата бывает очень сложно, — поясняет Александр Петрачков.
Второй способ — реконструкция с использованием кожно-мышечных лоскутов, перемещенных с какого-то участка тела, например, по спины, или пересаженных с использованием микрососудистой хирургии, чаще с живота или ягодиц. Этот вид может использоваться сам по себе или в сочетании с имплантами. С помощью лоскутов создаются объем и форма утраченной молочной железы.

— Технически, этот способ намного сложнее первого: дольше по времени, нужны дополнительные разрезы, что увеличивает болевой синдром. Лоскутная пластика требует навыков проведения микрохирургических операций, так как нужно сшивать сосуды между собой, чтобы лоскут получал кровоснабжение.

Этот метод подходит для женщин, перенесших лучевую терапию, но тоже имеет свои противопоказания. В частности, он противопоказан тем, кто курит, или болен сахарным диабетом. Сосуды у таких людей повреждены, и микрохирургические операции очень трудно проводить. Лоскуты, как правило, плохо приживаются. Высок риск тромбоза, в результате которого, пересаженная ткань перестанет получать питание и погибнет, — добавляет Александр

Какой способ выбрать —  женщина решает вместе со своим врачом.
— Если опустим противопоказания и лучевые повреждения, то выбор способа в первую очередь зависит от навыков хирурга, конкретной ситуации и того, чего именно хочет добиться пациентка. Все детали обговаривается индивидуально, — говорит Александр Петрачков.
Мастэктомия часто позволяет сохранить соски. Но если грудь удаляют без последующей реконструкции, соски, как правило, удаляют тоже. 

— Восстановить их можно как во время реконструкции, так и после — отдельной процедурой. Например, если врачи ожидают, что грудь опустится, и лоскут сместится, то  реконструкцию соска проводят позже, чтобы избежать асимметрии. 

Самый часто используемый способ реконструкции соска — восстановление местными тканями. Формируются кожные лоскутки, складываются в конфигурацию, напоминающую сосок, и накладываются швы. Ареолу восстанавливают с помощью татуажа или пересадки лоскута кожи с поверхности больших половых губ или внутренней поверхности бедра, — объясняет Петрачков.

Восстановить грудь после мастэктомии можно бесплатно. Такие операции финансируются за счет средств федерального бюджета и ОМС в рамках высокотехнологичной помощи. По словом Александра Петрачкова, не везде есть квоты на такие операции, и не все центры работают с государственным финансированием. Лучшего всего узнавать детали в конкретном центре, в котором хотелось бы выполнять реконструкцию.

«Лего» в бюстгальтере

Вера Ковшикова знала, что грудь можно восстановить сразу после удаления. И, вероятно, сделала бы это, но в планы вмешалась вторая опухоль, и реконструкцию отложили.

— Через полгода после окончания лечения я начала думать — надо мне это или нет. Затем пошла консультироваться к разным пластическим хирургам со списком вопросов — узнавала, кто и что мне может предложить. Примерно год я выясняла свои варианты и складывала в голове общую картину. Я хотела, чтобы мне сделали реконструкцию с использованием собственных тканей, но у меня их нет. После долго обдумывала свои варианты и решила, что все-таки хочу восстановить грудь только на четвертый год после мастэктомии.
Благодаря консультациям поняла, что такое реконструкция, появилось желание поделиться знаниями. Так возник сначала чат в мессенджере, а потом страница в социальной сети.

RLFe0dMR7y0.jpg

На фото — Вера Ковшикова

На странице в Instagram Вера не только рассказывает о своем опыте, но и находит экспертов, готовых ответить на вопросы женщин, переживших рак молочной железы и мастэктомию. Среди спикеров — пластические хирурги, онкологи, психологи и косметологи.

— Для меня реконструкция — это прежде всего вопрос удобства. Прежде чем открыть дверь, если вы никого не ждете, вам нужно надеть бюст с протезом. Просто выбежать не получится. Каждый раз приходится собирать «Лего» в бюстгальтере — это не так быстро,  а имея две груди, ты надеваешь бюст и идешь по своим делам. 
Вера считает, что восстановление груди — не результат, а процесс, который невозможно закончить, только приостановить, потому что предела совершенству нет.
— Полтора года длится моя реконструкция. Сначала взяли широкую мышцу со спины. Ее не хватило. Поставили экспандер, растянули, поменяли на имплант. Мышца «шалит», и в результате возникает дискомфорт при движении руки. Сейчас нужно мышцу подсекать, чтобы часть тканей атрофировалась. Затем делать липофилинг: чем больше тканей вокруг импланта, тем грудь мягче. 
По словам Веры Ковшиковой, основная проблема женщин, решившихся на реконструкцию, — неоправданные ожидания. Не надо зацикливаться на идеальной картинке, она скорее всего не сбудется. Лучше приготовиться к длительному и сложному процессу — это убережет от разочарования. Прежде чем пойти на реконструкцию, надо очень хорошо все обдумать. Самой, никого не слушая. 

Тот же совет даёт и Дмитрий Шульшедов:

— Если речь зашла о реконструкции груди, прежде всего нужно слушать врача и выполнять его рекомендации. Но решение — восстанавливать грудь или нет, должно целиком быть вашим, а не чьим-то еще. Это ваше тело, и вам с ним жить.


Саша Васильева
Саша Васильева
Поделиться с друзьями
Другие статьи по теме
Новые материалы