«Я стал более рассудительным, но шутить не перестал»

04.02.2021
727

Георгий Троян работает шеф-поваром. До недавнего времени его Instagram был гастрономическим раем. Сейчас контент страницы изменился. Осенью прошлого года Георгий узнал, что у него опухоль сигмовидной кишки, и решил рассказывать о том, как проходит лечение. Посты Георгий пишет с юмором, например, описывает химиотерапию в стиле обзора ресторанного меню.

Поговорили с Георгием о том, зачем ему онкоблок (авторское название – прим. ред.) и как диагноз изменил его жизнь.

«Поболит и пройдет»

Я часто забивал на свое здоровье: два дня не болит – значит все, я выздоровел. Осенью, когда у меня заболел низ живота, я размышлял сходным образом: на работе постоянно что-то пробую. Наверное, гастрит – поболит и пройдет. Есть же обезболивающие.

Но боль была такой, что я несколько ночей не спал. Моя девушка записала меня к врачу. К моменту приема у меня уже не было болей – пошел больше на всякий случай. Врач сказала, что у меня, скорее всего, дисбактериоз, по анализам все было нормально. Я еще тогда пошутил: «Может, у меня рак?»

Для успокоения мне предложили сделать УЗИ. Узисту не понравилась ободочная кишка, и меня отправили на МРТ, на котором обнаружилось утолщение сигмовидной кишки. Дальше была КТ, которая показала опухоль. Я был уверен, что опухоль доброкачественная. Меня направили на гастро- и колоноскопию, взяли биопсию. После я пришел к врачу. Он сказал, что с вероятностью 99% опухоль злокачественная. «Ну, 1% же у нас есть?» – не сдавался я. И стал ждать результатов биопсии. 

Диагноз через интернет

Это была моя любимая шутка: когда у меня что-то болело, я шутил, что это рак. У меня даже есть история о том, как я один раз болел раком. Около трех лет назад я был по работе в Хабаровске, уснул под кондиционером, и у меня воспалились лимфоузлы на шее. Пошел сдавать анализы, результаты были ужасные (на мой взгляд). Сверил свои симптомы и результаты со сведениями в интернете и заподозрил у себя рак. По совету друга отправился к врачу. Доктор, послушав мои предположения и посмотрев анализы, посоветовал идти домой. 

Интересно, что когда я себе поставил диагноз, у меня как будто закончились силы – словно и вправду заболел. А после встречи с врачом я вышел на улицу и через секунду почувствовал себя здоровым. 

«Положительный рак»

Я получил письмо с результатами биопсии, когда ехал в такси. Сразу отправил его всем знакомым, кто в этом разбирается. Потом открыл сам и ничего не понял. Врач, посмотрев результаты, подтвердил, что опухоль злокачественная. II стадия, нужна операция. Я чуть не заплакал в кабинете. 

Вышел от врача и несколько минут стоял, как оглушенный: что делать дальше? Когда немного пришел в себя, начал искать врача, который будет меня лечить. Друзья посоветовали послушать мнение нескольких специалистов. Кстати, болезнь показала мне, сколько у меня друзей. Я всем им благодарен за поддержку.

Я нашел врачей в Москве, Петербурге, Израиле и Франции. Вскоре во Франции начался коронавирусный локдаун, и я понял, что этот вариант не подойдет. Да и вышло это бы раз в 10 дороже. Израильский врач посмотрел результаты биопсии и пошутил, что с моим диагнозом меня смогут и в подворотне прооперировать. То есть мой случай не такой серьезный, чтобы для этого приезжать к ним, главное – найти хорошего врача. По тем анализам, которые у меня были на руках, картина была положительная. Положительный рак. (Смеется) Кроме того, я понял, что и в России теперь онкологические заболевания лечат хорошо – глобальной разницы нет. 

Калифорния и шаманы

Когда я рассказывал о болезни знакомым, мне говорили: «Крепись!» Словно, если у тебя рак, то ты уже лежишь и умираешь. Я отвечал: «Понятно, что я буду лечиться, но все в целом хорошо, я не умираю». 

Первым постом я сообщил о своей болезни. Не думал, что мне ответят так много людей. Не все открыто могут рассказывать о своем онкозаболевании. Мне пришло много сообщений: кто-то скрывает диагноз от родителей, от работодателей. 

Еще много людей давали советы по поводу лечения. Чего только не предлагали – пить зеленый чай, уйти в лес, поехать в Калифорнию к шаманам. Один знакомый полночи писал, что нужно есть грибы, скидывал ссылки на сайты, чуть ли не рецепты давал. 

Мне показалось, что кому-то мой опыт может быть полезным. Я хочу рассказывать, что можно бороться – вероятность того, что вы справитесь, очень высока. Хотел писать намного чаще, но бывает лень. Недавно собирался опубликовать пост, но обнялся с котами и передумал.

Я получаю огромную поддержку – все желают быстрее выздороветь, многие делятся своими историями. Я поддерживаю людей в ответ. 

Химиотерапия

Во время операции выяснилось, что стадия уже III, есть метастазы, и мне нужна химиотерапия. Мне предложили на выбор 4 курса или 12. Второй вариант более легкий по переносимости. Но в данном случае мне хотелось быстрее все закончить. Сначала капельница, а со следующего дня я пью этот же препарат в таблетках в течение 3 недель. Потом неделю перерыв и по новой. 

Каждый курс сложнее переносить: во время второго курса противорвотные уже не помогали, был сильный болевой синдром.

Работа

После операции и первой химии я упал в эмоциональную яму. Неужели я теперь так и буду жить, постоянно проверяясь и сдавая анализы? Эти мысли мешали мне спать ночами. Недели три меня буквально размазывало. Я лежал дома и ничего не хотел делать. Помогла работа. Стараюсь там проводить больше времени – это отвлекает от навязчивых мыслей. 

Я стал шеф-поваром примерно в 24 года, работаю шефом 10 лет, а в этой индустрии уже полжизни. Хотя становится поваром совсем не планировал.

После 9 класса я продолжил учиться в школе, а мои друзья ушли в кулинарный техникум, потому что хотели гулять и заниматься ерундой. Потом позвали меня. Я сказал об этом маме, и она меня отпустила. То есть я пошел учиться на повара не потому, что это интересно, а к друзьям.

Смех и дисциплина

Мне удалось пересмотреть некоторые взгляды на жизнь. В частности, перестал переживать из-за пустяков. Сейчас приходится принимать много серьезных решений – такой жизненный этап. Да, теперь мне нужно будет периодически сдавать анализы и обследоваться. Понятно, что не хочется. Это как ходить в тренажерный зал – нужна дисциплина. 

Не то, чтобы я высмеиваю свою болезнь. Но с юмором мне легче переносить то, что происходит. У нас недавно был банкет, и другой шеф-повар разрисовал мне ногти черным маркером. Потом я ехал домой в такси, и у нас в водителем состоялся диалог:

– Вы что, рок-музыкант?

– С чего вы взяли?

– У вас ногти черные.

– Я рак-музыкант.

Я стал более рассудительным, но шутить не перестал. Смех – это моя новая химиотерапия.


Записала Саша Васильева



Поделиться с друзьями

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой записи

Оставить комментарий

Другие статьи по теме
Новые материалы