Борьба с раком молочной железы. История Алены Балаевой

1082

В 2018 году Алене поставили диагноз «рак молочной железы». В 33 года девушка прошла через мастэктомию с реконструкцией, 16 курсов «химии»,  лучевую терапию. Она рассказала Profilaktika.Media о том, почему никто не должен заставлять людей сдавать анализы и об ответственности каждого человека за свое здоровье.


Я родилась и выросла в республике Калмыкия, в небольшом селе. Высшее образование получала в городе Ставрополь. Сейчас я жена офицера и мама четырехлетней Киры. Работаю в детском саду. В феврале 2018 года мне поставили диагноз «рак молочной железы». В данный момент прохожу курс химиотерапии.

Первым этапом была операция — двусторонняя подкожная мастэктомия с одномоментной реконструкцией имплантатом. Почему двусторонняя? Генетический анализ крови показал поломку в гене CHEK2. Поэтому консилиум врачей принял решение о таком объёме хирургического вмешательства. По результатам послеоперационной гистологии выяснилось, что задеты и лимфоузлы. Так что дальнейшее профилактическое лечение было назначено в полном объёме:16 курсов химиотерапии, месяц лучей и гормоны на десять лет.


Как с вами общались врачи?  Понимали ли вы, что вам делать и куда идти, когда узнали, что у вас рак? Что вам помогло найти эту информацию?

Врачи со мной общались, как и должны общаться профессионалы. Со мной говорили четко, конкретно и по делу. При этом моим хирургам, низкий им поклон, было очень важно, как я буду выглядеть после операции. Иногда мне казалось, что это была их главная задача.

Химиотерапевт, молодой специалист, с самого первого разговора все четко разложила по полочкам  что меня ждёт, в какой момент и что будет со мной происходить. Половину из всех симптомов, о которых слышала, я на себе не прочувствовала. Я переносила химиотерапию с минимумом «побочек». В целом, обо всем, что касается врачей, могу сказать только слова благодарности, потому что мне встречались только профессионалы. Стоит сказать, конечно, что все обследования и лечение я проходила в институте им. Герцена в Москве, поэтому могу говорить только об этом медицинском учреждении.


Где вы брали информацию о том, как искать врача, в какое учреждение обращаться, где пытались узнать о своих правах, о том, какие анализы сдавать, обращались ли за вторым мнением?

Когда я узнала, что у меня рак, просто не было времени думать, что делать. Всю организацию на начальных этапах взял на себя мой муж. Он привёз меня в институт им. Герцена и после этого мне уже не приходилось ничего искать — на все вопросы отвечали врачи.


Где вы искали и ищете информацию о вашем заболевании?

Информацию по заболеванию я получаю только от врачей! Но это сейчас. Конечно, был период, когда я шерстила интернет и всевозможные форумы. И это было самое глупое, что можно было делать, по-моему. Вовремя я поняла, что если есть вопросы, то нужно записать их на листок и задать врачу при встрече.


Что вы делаете каждый день, чтобы не выгорать от процесса лечения, какие конкретные привычки помогают вами?

Я, честно говоря, даже не понимаю, что на это ответить. Лечение онкологии — это долгий процесс, поэтапный. Я сразу знала, какой путь мне предстоит пройти, и просто пошла делать то, что говорили врачи. Ну, разве может быть что-то легче, чем делать то, что тебе говорят? Да, конечно, бывала усталость во время лечения, но я, считая себя здравомыслящим человеком, понимала, что иначе никак. Здесь очень простая философия и нет никаких конкретных привычек или методов. Важно понимать, что лечение рака — это определенный жизненный этап, где только от меня зависит, идти по нему или нет. Не будешь разрабатывать руку после операции, значит, будешь так и ходить с неразработанной, а тут — не будешь лечиться, значит, не будешь жить.


Что вам помогает в ежедневной борьбе?

Мне раньше казалось, что подобное произойти со мной просто не может. Мне вообще до диагноза много что «казалось», теперь не кажется.
Сейчас пришло понимание, что я вообще ничего не решаю, что мне дана жизнь, и эту жизнь я должна прожить. Что жизнь идёт здесь и сейчас и «завтра» не бывает. Есть только сегодня.

Вот это понимание и помогает в ежедневной борьбе. Это понимание называется — вера и я наконец ее обрела.


Что бы вы хотели изменить в Системе здравоохранения и онкологического скрининга?

Не знаю. Лично мне за все время лечения встречались профессионалы своего дела, но истории слышала разные. На федеральном уровне я даже не представляю, что я могу предложить изменить в этой системе. Я могу только обратиться к каждому человеку — больному или здоровому — и сказать, чтобы следили за своим здоровьем сами и учили бы этому своих детей. Только в наших силах научить своих детей, что ответственны за себя только мы сами. Никто, я повторюсь, никто не должен заставлять нас сдавать анализы, вовремя обращаться к врачу и следить за нашим здоровьем. Если каждый из нас научит этому своего ребёнка, то, думаю, и система здравоохранения подтянется. Все начинается с себя.


Что вам дал ваш диагноз?

Самое главное, что я обрела с диагнозом — это вера в бога. Я вообще считаю, что без бога не победить. Может, это покажется кому-то слишком высокопарным, но для меня лично это так. То, что испытываешь при осознанной исповеди в храме, ты никогда не испытаешь при разговорах или молчаниях с близкими, родственниками, друзьями и психологами.  Физически и материально мне помогли и помогают (лечение ещё не окончено) все это пережить родные и близкие, семья, друзья и дочь. Без этой колоссальной поддержки было бы в разы сложнее и труднее. А вообще, я считаю, что тем кто рядом сложнее, чем тем кто лечится. Лечение онкологии — это совокупный процесс. Здесь врачи, родные и близкие люди помогают в одной стороне лечения — физической и материальной. А ты сам, точнее, только ты сам ищешь гармонию с самим собой.


К чему вы стремитесь и о чем мечтаете?

Стремлюсь я к полному взаимопониманию и гармонии в своей семье. Для меня это самое главное — быть женой и мамой. Мечтаю стать мамой во второй раз и это моё самое большое желание. В самом начале врачи категорически говорили «нет», а сейчас, когда химиотерапия закончилась, уже относятся к беременности с приставкой «онко» лояльнее. Говорят, через пару лет, если все будет хорошо, можно пробовать.


Назовите ваш самый главный страх, связанный с диагнозом и лечением? Справились ли вы с ним?

Самый главный страх – умереть, конечно же. Справилась ли я с ним? Да. Поверив в Бога.


Советы Алены онкологическим пациентам и их близким
  1. Идти в храм. Советую это и тому, кто заболел, и тем, кто рядом. Исповедуйтесь и причащайтесь и верьте. Это важно.
  2. Стоит знать и всегда помнить — онкология лечится!
  3. Не лезьте в интернет и не читайте форумы. Там нет полезной информации.


Анастасия Голубничая
Анастасия Голубничая
Profilaktika.Media
Поделиться с друзьями
Другие статьи по теме
Новые материалы