Две параллельные истории: как лечить рак во время беременности

10.11.2021
453

Онкологические заболевания встречаются примерно у 1 из 1000 беременных женщин. Это редкое событие, с которым мало кто умеет работать: врачи могут списать симптомы на беременность, а после подтверждения диагноза рекомендовать аборт. 

Как диагностировать и лечить рак во время беременности, почему такая ситуация становится огромной психологической травмой для женщины и ее близких и какие способы поддержки семьи могут быть? Об этом нам рассказали онкогинеколог НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова Ольга Лавринович, онколог клиники IRCCS Policlinico San Martino Hospital Университета Генуи Маттео Ламбертини и психотерапевт, научная сотрудница факультета психологии МГУ Вера Якупова. Историей беременности и родов на фоне онкозаболевания поделилась психолог Алена Воронцова.


«Что-то типа фиброаденомы»

Что-то типа фиброаденомы

Алена ждала дочку больше 10 лет: проходила обследования, пробовала вспомогательные репродуктивные технологии. В 2018 году у нее нашли кисту в груди, но допустили до ЭКО.

– Видимо, диагноз был неверный. Меня ничего не беспокоило, все оставила как есть. Примерно через полгода наступила беременность – первая за всю мою жизнь. На 12 неделе я нащупала уплотнение в груди, забеспокоилась, сказала своему акушеру – я наблюдалась в той же клинике, где делала ЭКО.

Уплотнение было больше 2 см – заметит и неподготовленный человек. Врач сказал, что мне нужна консультация маммолога. Мне сделали УЗИ, успокоили, что уплотнение связано с беременностью: нужно месяц прикладывать капустный лист, а потом снова провести УЗИ. Если не рассосется, нужно будет делать пункцию – брать частичку кисты на анализ, – рассказывает Алена.

Капустный лист девушка прикладывать не стала и спустя месяц пошла в другую клинику. После УЗИ заключение онколога-маммолога было таким же: ничего страшного, киста, но нужно откачать жидкость. Во время процедуры выяснилось, что это не жидкость, а ткань – врач сделал биопсию и отправил материал на анализ.

– Помню, что заплакала прямо в кабинете УЗИ. Узист сказал, что повода для расстройства нет – «это что-то типа фиброаденомы, мы все это полечим и вообще во время беременности можно делать операции».


Случайность

Случайность

По словам онколога Маттео Ламбертини, в Европе в год регистрируют примерно 2,500-5000 случаев рака у беременных и почти половина этих случаев – рак молочной железы, который в целом считается самым распространенным видом рака у женщин. Еще во время беременности встречаются рак шейки матки, яичников и онкогематологические заболевания – лимфома, лейкемия. 

– Частота злокачественных новообразований, выявленных во время беременности, растет среди женщин старше 30 лет. Вероятно, это связано с тем, что женщины беременеют в более позднем возрасте. Рак – это возрастное заболевание: чем старше беременная женщина, тем больше вероятность, что беременность и рак совпадут. Но все же сочетание онкологического заболевания с беременностью – случайность. Это две параллельные истории, которые развивались независимо друг от друга и совпали, – уточняет онкогинеколог Ольга Лавринович.

Онкогинеколог НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова Ольга Лавринович

Ольга Лавринович. www.niioncologii.ru


Беременность действительно может осложнить постановку диагноза, потому что многое меняет в состоянии женщины: 

– Для беременности характерны тошнота, рвота, отечность молочных желез, увеличение живота в объеме, кровянистые выделения из половых органов, слабость и другие симптомы, которые также могут быть симптомами злокачественного заболевания, – поясняет Ольга Лавринович.


Маттео Ламбертини добавляет, что и врачи, и пациентки склонны отрицать, что некоторые симптомы могут указывать на рак:

– Например, если у беременной женщины увеличены лимфоузлы, каждый лимфоузел нужно проверить, чтобы убедиться, что это не рак, потому что вероятность есть. 

Самый тяжелый период

Самый тяжелый период

– Кажется, что онкологи-маммологи, которые работают не в онкологических клиниках, с раком встречаются крайне редко – для них это что-то из ряда вон, – говорит Алена. – По крайней мере мой врач с таким не сталкивался – когда пришел результат биопсии, очень переживал, но пытался помочь: сказал, что нужно срочно сделать иммуногистохимию, потому что это самый главный анализ, который важен для определения тактики лечения (иммуногистохимический анализ помогает определить подтип опухоли молочной железы, а также понять, к какому лечению она чувствительна. До получения результатов лечение не начинают – прим. авт.)

Он убедил меня сдать этот анализ и сделал все для того, чтобы результат пришел как можно быстрее. А нам посоветовал искать место, где за мой случай могли бы взяться. И вот тот период – от диагноза и до того, как я попала к своему врачу – был самым тяжелым. 

Диагноз поставили в 20 недель беременности. В подробности Алена не вдавалась и не читала в интернете про свою болезнь. 

– Я помню тот период – я сама не могла даже записываться к врачам, за меня это делал муж, потому что я не могла произнести свой диагноз.


Найти врача

Найти врача

Самое важное, что может сделать женщина в такой ситуации – найти грамотного врача, обсудить с ним предстоящее лечение и возможность сохранения желанной беременности. Если врач сразу предлагает прервать беременность, желательно получить второе мнение. Ольга Лавринович советует обратиться в специализированный стационар, где врачи владеют необходимыми знаниями и навыками. 
– Единственная причина предложить аборт – рак очень агрессивный и обнаружен в первом триместре. Нужна срочная химиотерапия, операцию проводить нельзя, – объясняет Маттео Ламбертини, добавляя, что эта мысль – ключевая.

Онколог клиники IRCCS Policlinico San Martino Hospital Университета Генуи Маттео Ламбертини

Маттео Ламбертини 

Алене аборт не предлагали, но своего врача она нашла не с первой попытки:

– Я помню, что в тот же вечер, когда мы с мужем узнали о диагнозе, я нашла в интернете ссылку на Анастасию Пароконную (онколог-маммолог, хирург, занимается лечением рака молочной железы у беременных женщин – прим. авт.) На сайте было написано «сохраняем беременность», и я поняла, что мне нужно попасть к ней на прием. Сначала мы обратились в другое госучреждение, платно. Это было ужасно: дикая очередь, негде присесть, узкое фойе, жара. Мы попали к врачу, которая не глядя на меня что-то записывала:

– Ну, рассказывайте.
– Я нащупала опухоль на 12 неделе беременности.

Только в этот момент врач подняла глаза и увидела, что я беременна. Она расписала план обследований на три или четыре недели. Мой прием у Анастасии Пароконной был где-то через неделю, но моя сестра через знакомых нашла ее номер телефона. Мы позвонили, и врач велела приезжать завтра же. Благодаря ей я очень быстро прошла все обследования и уже через неделю после нашей встречи приехала на первую химиотерапию.


«За дочку боялась больше всего»

За дочку боялась больше всего

Лечение онкологических заболеваний во время беременности зависит от многих факторов – типа и агрессивности опухоли, стадии заболевания, безопасности лечения для плода. Врачи оценивают вероятность прогрессирования болезни из-за возможной отсрочки или исключения одного из методов лечения. 

По словам Ольги Лавринович, наиболее предпочтительные методы диагностики онкозаболеваний во время беременности – ультразвуковое исследование, которое возможно на любом сроке, и МРТ, применение которой желательно после 12-14 недель беременности.

Ольга добавляет, что рентген и компьютерную томографию применять не рекомендуется, исключение могут сделать, если есть угроза жизни и после принятия решения врачебным консилиумом. Также есть данные, что эти виды исследований использовать можно, так как доза излучения небольшая, но нужно надевать защитный экран, чтобы прикрыть живот. При этом решение врачей будет зависеть от конкретной клинической ситуации, в частности, от локализации опухоли.

Маттео Ламбертини добавляет, что операцию можно делать в любом триместре, химиотерапию – во время второго и третьего. В первом триместре химиотерапию не проводят – высок риск развития пороков у ребенка. Другие виды лечения, например, лучевую и таргетную терапию, нужно назначать после родов. 

Некоторые риски возникновения осложнений беременности из-за противоопухолевого лечения есть. К ним относятся преждевременные роды, малый вес при рождении – врачи должны следить за состоянием женщины, чтобы вовремя заметить неладное. 

– Если позволяет онкологический процесс, роды происходят на доношенном сроке беременности – после 37 недель. Способ родоразрешения определяют индивидуально в зависимости от локализации опухоли. Чаще всего роды через естественные родовые пути не противопоказаны. Если лечение после родоразрешения продолжается, то от грудного вскармливания лучше отказаться. Если лечение завершено, то противопоказаний к лактации нет. Прогнозы лечения зависят от того, насколько опухоль агрессивна и как далеко распространилась, – заключает Ольга Лавринович.

Некоторые риски возникновения осложнений беременности из-за противоопухолевого лечения есть.

Алена прошла 5 курсов химиотерапии, потом были роды, после еще 4 курса химиотерапии, операция, трастузумаб (таргетный препарат) в течение года. Сейчас Алена принимает гормональные препараты.
– За дочку боялась больше всего. Я не знала, кто у меня в животе, мы решили до родов не узнавать. Это был просто малыш, но чувствовали, что там девочка. Когда она родилась, мы морально очень выдохнули. Сложно было лечиться, когда родилась дочь – не хотелось ее оставлять. Первый раз я уехала, когда дочке было 7 дней – на целый день. Затем еще раз, когда ей было 10 дней. Когда малышке было 3,5 месяца, пришлось оставить ее на 9 дней – столько заняли операция и послеоперационный период.

Алена, удивляясь, рассказывает, что во время беременности лечение переносила легко, а вот после родов стало сложнее:

– Несмотря на 5 курсов химиотерапии, я училась, писала курсовую, защищала ее. После родов стало сложнее, потому что на руках маленький ребенок – бессонные ночи, 100% внимания. Мой муж ездил на работу каждый день – уезжал в 8:30 и приезжал в 9 вечера. Помогала мама, но она приезжала в день моей химиотерапии, оставалась на два дня после и потом уезжала. Няню мы нашли только к операции, потому что понимали, что никак не справимся одни. После операции мне врачи говорили 2 месяца не брать ребенка на руки, но любая мать знает, что это нереально. Через три недели я уже полноценно заботилась о дочке.  


Работа с травмой

Работа с травмой

Известие о раке и любой другой серьезной болезни во время беременности может быть очень травмирующим событием для женщины и ее семьи. Не оставаться один на один с диагнозом поможет поддержка со стороны близких и, если необходимо, встречи с психологом. 

Алена, сама психолог по образованию, проходила терапию и во время, и после лечения. Еще она состоит в чате, где общается с девушками, пережившими рак во время беременности. Однако травма еще дает о себе знать – рассказывая свою историю и вспоминая прошлое, Алена плачет. Женщина уверена, что психологическая помощь в такой ситуации чрезвычайно важна, но получить ее удается не всегда – «попробуй найди психолога, когда ты даже не можешь двух слов сказать, а только плачешь».

– В нашей культуре беременность – это чаще всего желаемое событие, оно окружено позитивным флером. И внезапно все идет не так. Что бы ни чувствовала женщина по отношению к беременности, такое она вряд ли могла предположить, – поясняет психотерапевт Вера Якупова. Людям всегда очень сложно адаптироваться к чему-то неожиданному, особенно угрожающему нам. Например, в первом триместре бывает тошнота, мы знаем, что роды – это больно, и внутренне можем быть к этому готовы. Но мы не ожидаем, что беременность поставит наше здоровье под угрозу, что наше тело начнет нас подводить. 

Психотерапевт, научная сотрудница факультета психологии МГУ Вера Якупова

Вера Якупова

Тяжелые чувства усиливаются, если нужно выбирать между лечением, здоровьем ребенка, здоровьем матери. Это риск для беременности, возможно, преждевременные роды, невозможность кормить, если начинается терапия.

По словам Веры, материнство в современной культуре детоцентрично: у родителей очень высокие требования к себе, они хотят дать ребенку максимум. В такой ситуации обеспечить максимум не получается, и это больно.

  • Как можно себе помочь?

– Очень важный параметр – это общение с врачами, в нем тоже есть психологический аспект. Тут мы упираемся в этику общения, формулировки – как сообщать о диагнозе, разговаривать с людьми, чтобы дать опору, информацию о том, как быть дальше, какие могут быть последствия. Далеко не всегда врачам удается наладить такое общение, хотя оно очень значимо для пациенток, – считает Вера Якупова.

Она также отмечает, что психолог может помочь сориентироваться в своих чувствах по поводу происходящего, постепенно справляться с ними. Это, скорее всего, будет работа с потерей – утратой того образа беременности и жизни с ребенком, о котором мечтала семья, будущего, которое планировали. Важная история – это сопровождение пары. Вся семья сталкивается с тяжелым испытанием, второму партнеру тоже нужна опора. 

– Поддержка может быть самая разная. Например, группы поддержки, где общаются люди с похожим опытом. Это может быть не менее значимо, чем работа со специалистом. Здорово, если близкие рядом. Но иногда им бывает трудно выдерживать свои тяжелые чувства, – предупреждает Вера.

  • Когда обращаться за помощью?

– На самом деле нет такой шкалы, если мы говорим о психологической помощи – за ней можно обращаться в любой момент, когда есть такое желание. Не нужно ждать очень серьезных симптомов, – говорит Вера Якупова. – Часто бывает, что люди приходят поговорить о чем-то глубоком, пугающем, чем близких обычно нагружать не хотят. Специалист не осуждает, принимает разные чувства и мысли, помогает разобраться в них и пережить. С психологом можно тренировать навыки эмоциональной саморегуляции и самоподдержки.

Есть психологи и психотерапевты, которые специализируются на работе с людьми с онкологическими заболеваниями. Чем раньше человек придет, тем быстрее получится ему помочь.


После лечения

После лечения Алена вышла из академического отпуска, доучилась в магистратуре психфака МГУ и защитила диссертацию, а еще выиграла вместе с коллегами президентский грант и провела группу поддержки для женщин с репродуктивными трудностями:

– Моей дочке сейчас 1 год и 10 месяцев. В этом году идет в садик, а у меня большие проектные планы по работе. Делаю свой сайт, планирую развивать собственную практику, работаю в проекте помощи женщинам с репродуктивными трудностями – я сооснователь центра психологической поддержки «Ты не одна».

Алена Воронцова, сооснователь центра психологической поддержки Ты не одна

Алена Воронцова


Посещаю психолога, проживаю свой опыт, оплакиваю потери, ищу поддержку и новые смыслы жизни. Моя дочь оказалась чудом и еще один ребенок в нашем случае будет чудом в кубе, но я верю в чудеса, они случаются.

Что делать, если у вас обнаружили онкологическое заболевание во время беременности:

  • Найдите грамотного врача. Лучше обращаться в крупные медицинские учреждения – скорее всего, они имеют опыт работы со случаями, подобными вашему.
  • Помните, что во многих случаях желанную беременность удается сохранить. Если врач советует сделать аборт, попробуйте получить второе мнение. Например, это можно сделать бесплатно в онлайн-справочной «Просто спросить». 


Благодарим психолога и соосновательницу проекта «Ты не одна» Анну Сильницкую за помощь в подготовке текста.



Авторы: Саша Васильева, Маша Мосенц
Саша Васильева
Саша Васильева
Поделиться с друзьями

Комментарии

Будьте первым, кто оставит комментарий к этой записи

Оставить комментарий

Другие статьи по теме
Новые материалы