Как я стала радиотерапевтом. История Дарьи Семушиной

143

Меня зовут Даша Семушина. Я родилась в Калининграде. В старших классах любила литературу, химию, физику и алгебру; в младших — изобразительное искусство. Мечтать, воображать и представлять наяву все то, что описывается в художественных произведениях — это лишь немногое, за что я люблю литературу. Точные науки, такие как химия, физика и алгебра нравились мне потому, что я их понимала благодаря стараниям учителей. И когда у меня получалась задача по физике или алгебре, сходилось химическое уравнение реакций, я испытывала настоящий восторг. В младших классах изобразительное искусство я, как и многие, любила за то, что можно на 45 минут отвлечься от букв и цифр и просто создать маленький шедевр с помощью красок или карандашей.

Врачом хотела стать всю сознательную жизнь. Поступала в 2012 году в СЗГМУ им. И.И.Мечникова, окончила в 2018 году с отличием.


Почему ты захотела стать врачом?

Врачом решила стать с самого детства, лет в шесть или семь. 

На меня, как на часто болеющего завсегдатая детских лечебных заведений, неизгладимое впечатление произвёл образ лечащих врачей. Уверенных, статных и безукоризненных в своём деле. Родители перед выбором не ставили, свою профессию не навязывали, разрешили плыть по течению.

Выбрала профессию онколога, чтобы быть полезной для общества и, возможно, в будущем оставить свой след в истории отечественной онкологии.

Специализироваться решила в радиотерапии. Стало очень интересно, как применяются законы ядерной физики в лечении онкологии. Дело в том, что физикой очень увлекалась в школьные годы, это, возможно, и подтолкнуло к выбору профессии радиотерапевта.

Мне важно помогать людям: облегчить страдания и улучшить качество их жизни. Для этого как раз и пригодятся неинвазивные методы радиотерапии.


Были ли люди, которые отговаривали тебя от этой профессии? Какие причины они называли?

За меня переживала мама. Она понимала, что освоить учебную программу медицинского вуза будет трудно. Объясняла, что будет сложно — сбитый режим дня, бессонные ночи, усталость физическая и моральная. Но еще больше мама не хотела, чтобы я училась на юриста, поскольку сама она познала на себе все трудности этой профессии.


Что тебя волнует в российской системе здравоохранения?

Меня волнует недостаток финансирования больниц, поликлиник, научно-исследовательских центров. Это причина дефицита расходных материалов и оборудования, нехватки квалифицированных специалистов. В итоге мы получаем недостаточный уровень оказания медицинской помощи людям. Положительный момент — это возможность получить бесплатную медицинскую помощь. Это позволяет россиянам чувствовать себя в безопасности и знать, что без помощи они не останутся. Но хотелось бы эту самую возможность предоставить не только жителям крупных городов, но и жителям регионов. 

Мне хочется, чтобы границы качества бесплатной медпомощи стали шире: от уровня «из бесплатного у нас только уголь и бинты» до бесплатной высококвалифицированной помощи тем, кто не может себе позволить платить за операции. А таких людей у нас очень много. 

Для меня наболевшее — это попытки заполнить дыры в амбулаторном звене выпускниками медицинских вузов. Попасть в поликлинику сразу после получения диплома — это было самым нежелательным исходом для меня и моих однокурсников, поскольку всем хотелось продолжить обучение по узкой специальности, по той, о которой мечтал, которую выбрал на том или ином этапе обучения. 

Мы столкнулись с выбором: или идти в поликлинику, или же выбирать ту специальность, на которую есть бюджетные места. Мне кажется такой путь неверным, поскольку медицина получает в конечном итоге не специалистов, влюбленных в свою профессию, а скорее тех, кто все свои действия выполняет просто по протоколу, для галочки, «для прокурора». 

Если в глобальном смысле, то здесь что-то вроде ущемления прав человека на его выбор, в том числе выбор профессии. Мне повезло — я обучаюсь специальности, к которой стремилась. Хотелось бы того же пожелать и всем абитуриентам.



А в медицинском образовании?

Я училась в СЗГМУ им. И.И.Мечникова и учеба оставила приятные воспоминания и тепло. Знания, которые я получала, были качественными и доступными  для моей последипломной подготовки. Весь процесс обучения был построен грамотно, материал излагался подробно, самостоятельно наверстывать что-либо приходилось только если пропускала пару. Я уверена, что и другие российские вузы учат ничуть не хуже и что вся система медицинского образования в России находится на достаточном уровне.

Базовые знания у моих коллег, сверстников, однокурсников на высоком уровне. Это действительно большой плюс в системе медицинского образования в нашей стране. Из минусов нельзя не отметить недостаток бюджетных мест не только в вузах, но и в учреждениях последипломного образования. 

Хочется, чтобы в конечном итоге абитуриенты были сосредоточены на успешной сдаче вступительных экзаменов, а не на том, куда пойти и что делать, если они не попадут на бюджет.

Как ты узнала о Высшей школе онкологии и почему выбрала именно ее?

Про ВШО узнала в 2016-м году от коллег по работе, которые готовились к поступлению. Проект показался мне интересным своими возможностями, в том числе и финансовыми, например, стипендией.

Высшая школа онкологии дает мне возможность исполнить мечту: стать профессионалом с большой буквы. Мне важно, чтобы меня как профессионала ценили и уважали коллеги, прислушивались пациенты, доверяя свое здоровье, самое ценное, что у них есть.


Что для тебя важно в общении с менторами и пациентами?

В общении с менторами для меня важно раскрыться, довериться и перестать стесняться своих пробелов в знаниях. Я действительно очень стеснительный человек и немногим готова показать свои слабые места, поэтому мне очень важно знать, что меня не осудят, поддержат и направят в нужное русло. Могу с уверенностью сказать, что за время обучения в ВШО я получила просто огромную поддержку и мотивацию от своих менторов, да и от всех резидентов, и всех тех, кто приложил руку к созданию этого проекта.

Общение с пациентами — это важный навык, о котором я не задумывалась во время своей студенческой практики. В разговоре с пациентом нужно создать ту атмосферу, в которой пациент сможет довериться, раскрыться и почувствовать себя важным, нужным и понятым. Этому нас обучали на занятиях по общению с пациентами в ВШО. У меня была возможность применить некоторые полученные навыки при работе с пациентами на своей клинической базе. Я на своем опыте поняла, как зрительный контакт, эмпатия и открытые вопросы помогают создать атмосферу доверия между врачом и пациентом, что в конечном итоге помогает собрать подробный анамнез без какого-то принудительного расспроса по пунктам так называемой «анкеты» приемного статуса.


Что тебя вдохновляет приходить на работу каждый день?

Все просто: я хочу быть полезной этому миру, помогать, сделать жизнь людей немного лучше. Мое вдохновение это  радость в глазах пациентов, когда они идут на поправку, их слова благодарности и улыбки.


К чему ты стремишься, какие цели себе ставишь?

Стремлюсь стать действительно нужным и компетентным радиационным онкологом. Миссию свою вижу в том, чтобы быть тем специалистом, который не просто назначает терапию, а тем, кто знает и понимает всю природу заболевания пациента. Работать все-таки хочу в России, но и не против попрактиковаться за границей. Конечно, хочется избегать ошибок, хотя и понимаю, что без них не обойтись. Учреждение, где буду работать в будущем, пока еще не выбрала. Точнее, задумка есть, но афишировать пока не хочу, а то не сбудется. В остальном мои мечты просты: я хочу большую и крепкую семью, к которой буду спешить домой после длинного рабочего дня.



Поделиться с друзьями
Другие статьи по теме
Новые материалы