«Шанс начать разговор»: зачем капитан сборной России по регби поддерживает Movember

643

Василий Артемьев произвел впечатление на зрителей недавнего Чемпионата мира по регби не только разговорным английским, но и своими усами. Их спортсмен отрастил, чтобы поддержать Movember — движение, привлекающее внимание к проблемам мужского здоровья. Поговорили с Василием о важности Усабря для России и мира, травмах в спорте и его отношении к здоровью.

— Как давно вы поддерживаете движение?

— Три сезона я играл за английскую команду. В Британии Movember очень популярен: мы устраивали флешмобы и фотосессии вместе с теми игроками, кто участвовал в акции и отращивал усы. Получалось довольно круто — эдакие ретро-джентльмены с усами. Еще мы собирали средства на стадионах во время игр, продавая атрибутику Movember, проводили розыгрыши и благотворительные аукционы с участием игроков. Когда вернулся в Россию, наступило затишье, так как здесь про Movember мало кто знает. Несколько лет я в этом движении не участвовал. А в этом году решил наверстать.  

— Почему в России Movember не так популярен,как за рубежом?

— На Западе большую известность Movember приобретает за счёт распространения в регбийной среде. В России регби не сильно популярный вид спорта, потому путь популяризации Movember через регби для России закрыт. Но сейчас, в том числе из-за последнего Кубка мира, регби на слуху, и можно, пользуясь случаем, рассказать о движении. 

— Что вы и решили сделать. У вас есть единомышленники?

— В соцсетях интересуются, правда, не скажу, что очень активно. Но пожертвования на мой аккаунт поступают. Я также собираю команду русских Mo bros. Кроме меня в ней пока два человека — Владислав Созонов, игрок регбийного клуба «ВВА-Подмосковье» и Петр Хутиев, регбист-любитель. Будем рады  другим желающим в нашей команде.

 received_2123114127983772.jpeg

— Вам нравится идея отращивать усы?

— Да, это прекрасный способ привлечь внимание. Усы — это что-то из ряда вон выходящее, редко кто из молодых людей сейчас их носит, потому они заметны и сразу бросаются в глаза. И это чисто мужская черта. Я с усами уже с июля — не стал их сбривать в начале месяца, как требуют правила Movember. И, конечно, буду ходить с усами еще как минимум месяц.

— Усы вам подходят. А что делать мужчине, который хочет поддержать Movember, но усы ему не идут?

— Усы вообще идут далеко не всем. Фишка движения в том, чтобы наплевать на то, хорошо ты выглядишь или нет, и просто их отращивать. Это про мужчин. Девушки тоже могут участвовать в движении — продвигать идеи Усабря, где возможно, делать пожертвования, участвовать в различных флешмобах. То есть делать тоже самое, но без усов.

— Поддержать Movember — значит, начать разговор о проблемах с мужским здоровьем. Какой месседж вы бы хотели донести?

— Средняя продолжительность жизни мужчин в среднем на 5-6 лет меньше, чем женщин, во всем мире. А в России и того меньше. Может, дело в менталитете или в стереотипе о мужской мужественности, но у нас не принято обсуждать проблемы со здоровьем, идти к врачу сразу. В результате многие заболевания, которые можно было диагностировать и вылечить на ранних этапах, прогрессируют, переходят в более поздние стадии и становятся неизлечимыми. Я хотел бы, чтобы мужчины в России начали серьезно относиться к своему здоровью, поняли, что это важно не только для них, но и для их близких, которые заботятся и переживают. Если не думаешь о себе, подумай о своей семье!

— О каких именно мужских заболеваниях идет речь?

— Одна из проблем, на которых концентрируется Movember, — злокачественные опухоли у мужчин: рак простаты и яичка. Вторая большая проблема — ментальное здоровье и суициды среди мужчин. Эти темы, как правило, табуированы, и не только в России.

— Почему для вас важно поднимать эти темы?

— Для спортсменов вопрос ментального здоровья отнюдь не праздный. Для любого профессионального спортсмена завершение карьеры, травмы — тяжелый этап, который делает человека очень восприимчивым. Многих часто настигает депрессия. О таком обычно молчат, и только сейчас некоторые из них начинают рассказывать о пережитой депрессии. Я участвую в акции, чтобы еще раз напомнить: если все плохо, можно поделиться с близкими, обратиться за помощью. Для меня это шанс начать разговор. Возможно, он кому-то поможет, мотивирует высказаться, попросить помощи. Для меня это было бы успехом. Главное даже не то, что в течение месяца идет сбор средств, а то, что проблемы начинают обсуждать.

— Официально Россия не является страной-участницей движения. Куда идут пожертвования, которые перечисляют на ваш счёт?

— Деньги идут на изучение рака предстательной железы и яичек, на организацию круглых столов и других форматов обсуждения темы борьбы с суицидами. Это идёт на пользу всем странам, границ здесь нет.

 IMG_9430.JPG

— Вы сами следите за своим ментальным и физическим здоровьем?

— Мне надо быть в хорошей физической форме — это часть профессии. Помимо правильного питания, тренировок и режима, я избегаю вредных привычек. Меня очень поддерживают жена и дочка. Мысли о семье дают мне мотивацию двигаться дальше, когда кажется, что силы заканчиваются.

— Как вы действуете, если вас что-то беспокоит: ждёте, пока само пройдет или сразу идете к доктору?

— С обращением к врачу я не затягиваю. Тем более, что моя жена — врач, поэтому за врачебной консультацией далеко ходить не нужно: обращаюсь либо к ней, либо к ее многочисленным коллегам. Но я понимаю, что это скорее частная ситуация. Медицина — часто обсуждаемая тема в нашей семье. Мы разговариваем о том, как устроен организм, как в нем все работает, от чего зависит выздоровление, потому волшебной таблетки я не жду. Но знаю, что при последовательном лечении можно ожидать положительных результатов.

— Регби — очень контактный вид спорта. У вас были травмы?

— Как и у любого спортсмена. Это неизбежная часть моей профессии. У меня случались переломы, разрывы связок. А уж количество растяжений, ушибов мягких тканей и порванных мышц я давно перестал считать. Несколько лет назад было сильное сотрясение мозга и даже подозрение на трещину в черепе. Но все обошлось. 

— Вам приходилось выходить на поле травмированным?

— Бывает, что ты рискуешь — это неизбежно. В течение игрового сезона накапливаются мелкие травмы — растяжения, недолеченные ушибы, травмы связок. В какой-то момент ты все равно выступаешь на фоне небольших недомоганий. Как-то играл с мышечным надрывом — заматывал поврежденное место и выходил на поле. Бывало, играл на обезболивающих уколах. Все зависит от степени травмы и важности игры. Конечно, был риск все усугубить, и я это понимал.

— Травмы вас не выводят из равновесия?

— Когда получил травму, надо как можно скорее принять то, что случилось и настроиться на выздоровление. Восстановление и возвращение в игру очень зависит от психологического настроя. Сильные переживания не помогут быстро вернуться в строй. 


Саша Васильева
Саша Васильева
Поделиться с друзьями
Другие статьи по теме
Новые материалы